ЖИЗНЬ БЕЗ ПРЕГРАД

marina2Марина Маштакова — десятилетний ребенок, у которого есть друзья, любимое занятие, сильный характер, возможность танцевать на сцене Кремлевского дворца и синдром Дауна. Как она добилась того, что не удается многим детям без особенностей развития, корреспонденту РИА Новости рассказали родители и педагоги Марины.

«Я помню маленькую девочку, которая пришла к нам на занятия: она плакала и не хотела расставаться с мамой. А сейчас, глядя на Марину, которая выходит на сцену Дворца съездов, я понимаю, что это ребенок, который по праву может гордиться своими успехами», — рассказывает преподаватель «Даунсайд Ап» Татьяна Нечаева.

Маршрут к жизни

«Сейчас есть такое популярное выражение, как образовательный маршрут. У каждого человека он свой в силу индивидуальных отличий, но он у него в любом случае должен быть. Его неочевидность — это одна из самых пугающих вещей для родителей, у которых рождается ребенок с особенностями», — поясняет Татьяна.

Этот маршрут, по большому счету, готовит человека жить в социуме и позволяет ему реализоваться. «Решать за ребенка, на что он способен, исходя только из того, что у него есть синдром Дауна, неправильно. Нужно предоставлять возможность», — сказала преподаватель Алла Киртоки.

Родители Марины поняли, что дать ребенку эту возможность могут только они сами и начали действовать: отвели полуторогодовалую дочку в группу «Даунсайд Ап», потом решили, что ей нужно пойти в обычный детский сад. По мере того как Марина справлялась с поставленными задачами, их уверенность в ее силах и возможностях крепла.

«Однажды мы сходили на концерт «Домисольки», и нам очень понравилось. Тогда мы решили спросить, вдруг они не против принять нас к себе. Мы пришли, познакомились и нам предложили попробовать», — вспоминает мама Марины Эвелина Здоровенко.

Новенькая в группеmarina1

«Домисолька» — это детский музыкальный театр, в котором дети занимаются пением, хореографией, музыкой и учатся актерскому мастерству. Коллектив не раз приглашал на свои выступления воспитанников «Даунсайд Ап» и сам приезжал к ним с представлениями, но опыта инклюзивного образования у его педагогов не было.

«Как-то мне предложили взять Марину к себе в группу, и я согласилась. Я впервые работала с таким ребенком, но никогда не заостряла внимание на ее особенностях — это бы отразилось на атмосфере в коллективе. Она находится в системе, где ко всем относятся одинаково, и ей так психологически легче», — рассказывает хореограф Наталья Султанова.

Когда Марина пришла в «Домисольку», ей было около пяти лет, а ее одногруппникам — по четыре года. Никаких конфликтов из-за того, что в группе начала заниматься девочка с синдром Дауна не возникало.

«Я предупредила других родителей, но никакого особого разговора не было. Дети вообще отнеслись ко всему очень просто, без предрассудков. Появление Марины прошло свободно, потому что и я так этому отнеслась, и дети это так приняли», — вспоминает Наталья.

Через слезы к успеху

Когда началась серьезная работа, Марина и ее родители поняли, что поблажек и скидок из-за имеющихся особенностей им делать не будут.

«Всем детям нужно разное время, чтобы усвоить движения, — оно у каждого индивидуальное. Ко всем нужен разный подход, но при этом ко всем одинаковые требования. Марина в этом плане не представляет исключения: если все делают три подскока, то и она будет делать три подскока», — поясняет хореограф.

Регулярная посещаемость, упорство, постоянная работа над собой — вот что требовалось от ребенка. «Поначалу было очень сложно. Марина сходила пару раз и поняла, что это не развлечение, а нужно делать то, что говорят педагоги. И она стала говорить, что не пойдет. Мы так год проходили: где-то без энтузиазма, где-то «за шоколадку», и даже хотели бросить, но потом вдруг переросли этот кризис», — вспоминает мама.

Перед Мариной стояла не просто задача саморазвития — ей нужно было удержаться в профессиональном коллективе. «Я слышала рассказы хореографов, как Марина в своем упорстве стояла у станка и плакала, но делала вместе со всеми эти балетные па», — улыбается Татьяна Нечаева.

Двусторонние отношения

«У Марины есть талант, и мы только помогли ему раскрыться. У нее хорошая гибкость, ей не надо объяснять, что на сцене надо улыбаться — она чувствует это сама и улыбается, когда слышит музыку. Конечно, есть проблемы: и с техникой танца, и с вокалом. Но главное — найти педагогические приемы для ребенка, чтобы он смог полноценно участвовать в постановке. Все сложные моменты можно обыграть, и тогда зрители вообще не обращают внимания на особенности Марины», — объясняет хореограф.
© Фото из личного архива семьи Марины Маштаковой
Фоторабота Марины Маштаковой

Марина не может разговаривать как другие дети, не может так же быстро запоминать движения, но она уже стала полноценной частью коллектива. Как рассказывают работающие с ней педагоги, девочка не привыкла быть просто рядом с людьми — она хочет быть вместе с ними.

«У нее сложились хорошие отношения: в коллективе есть дети, которые сами ее выбрали и тепло к ней относятся именно за ее человеческие качества. Дети всегда отражают здоровую или нездоровую ситуацию, которая существует на взрослом уровне», — поясняет Алла Киртоки.

Анализируя историю Марины, преподаватели выделяют несколько основополагающих составных компонентов, без которых она бы не добилась таких результатов — это желание самого ребенка учиться и готовность окружающих идти ему навстречу.

«Человеку с любыми возможностями, с любыми способностями, надо дать возможность найти свое место. Интеграция и инклюзия — это процесс двусторонний: общество должно быть открыто для человека с особенностями и он должен быть готов адаптироваться. Кроме того, надо начинать заботиться об этом с раннего возраста, потому что потом будет значительно труднее», — подытожила Нечаева.

Первоисточник статьи см. здесь — РИА Новости

© Фото из личного архива семьи Марины Маштаковой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Семейный центр "ТРИ ПОКОЛЕНИЯ"

Aakash Web Announcer plugin